ЦИФРОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
ПЕЧАТНОЕ СЛОВО
ЖИВОЕ ОБЩЕНИЕ
Нам 13 лет!
Нам 13 лет!
Нам 13 лет!
Нам 13 лет!
Нам 13 лет!
Нам 13 лет!

Обновлена программа «РАДАР. Аллергический ринит у детей. Рекомендации и алгоритм про детском аллергическом рините»

 

В марте 2023 года вышло в свет 4-е, переработанное и дополненное издание научно-практической программы «РАДАР. Аллергический ринит у детей. Рекомендации и алгоритм про детском аллергическом рините» под редакцией В.А. Ревякиной, Н.А. Дайхеса, Н.А. Геппе. В нем нашли отражение новые данные об эпидемиологии, диагностике и терапии аллергического ринита у детей.

Аллергический ринит (АР) относится к числу заболеваний, имеющих широкую распространенность в детской популяции. Несмотря на то, что АР не является жизнеугрожающим состоянием, недостаточный контроль над симптомами АР приводит к выраженному снижению качества жизни пациентов, к негативному влиянию на их учебу и пр. Кроме того, АР является важнейшим фактором риска развития бронхиальной астмы.

Эпидемиологические исследования последних трех десятилетий в развитых странах мира демонстрируют существенный рост распространенности аллергического ринита (АР): страдает около 40% мирового населения, 23–30% населения Европы и 12–30% населения США [1–3]. Большинство эпидемиологических исследований выполнены с помощью международной программы ISAAC, первая фаза которой показала широкое колебание распространенности АР в разных странах мира от 0,8 до 14,9% среди детей 6–7 лет, от 1,4 до 39,7% среди детей 13–14 лет [4]. Самые низкие показатели распространенности АР зафиксированы в странах Центральной и Южной Азии, Восточной Европы. Среди школьников 6–7 лет высокие показатели распространенности АР обнаружены в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (Австралия, Гонконг, Новая Зеландия, Южная Корея, Тайвань, Таиланд) и странах Южной Америки (Аргентина, Бразилия, Коста-Рика, Чили). Среди детей 13–14 лет высокие показатели распространенности отмечены в Индии, Австралии, Финляндии, Франции, Испании, Мальте, Канаде, Великобритании, Бразилии, Гонконге, Нигерии, Перу и США.

Исследование по программе ISAAC (International Study of Asthma and Allergies in Childhood) в России показало, что распространенность АР в Томской области среди детей 7–8 лет составила 21,9%, среди детей 13–14 лет – 34,2% [5], в Ставропольском крае – 24,0% среди детей 7–8 лет, 41,1% – среди детей 13–14 лет [6], в Краснодарском крае – 25,4% среди детей 7–8 лет и 40,3% – среди детей 13–14 лет [7], в Агинском Бурятском автономном округе – 10,2% среди детей 12–14 лет [8]. Третья фаза ISAAC показала дальнейший рост распространенности симптомов АР у детей в обеих возрастных группах. Повышение распространенности АР в обеих возрастных группах отмечено в странах Латинской Америки и Азиатско-Тихоокеанском регионе, среди детей 6–7 лет – в странах Западной Европы и Океании, среди детей 13–14 лет – в странах Африки, Восточной Европы и Индии. По данным исследования, проведенного в центральных и южных регионах Китая, общая распространенность АР среди детей 10–17 лет – 19,4%, среди детей 10–12 лет – 15,8%, у детей 13–14 лет – 17,0%, у детей 15–17 лет – 18,0% [9].

Эпидемиологические исследования последнего десятилетия свидетельствуют о стабильно высоких показателях распространенности АР среди детей разных стран мира. Однако лишь 69% детей имеют врачебно-верифицированный диагноз [10].

Внедрение предыдущих вариантов научно-практической программы «РАДАР. Аллергический ринит у детей. Рекомендации и алгоритм про детском аллергическом рините» (2014, 2017, 2020) позволило избежать прежних ошибок у детей с АР, значительно уменьшить полипрагмазию, число необоснованных оперативных вмешательств (аденотомии и пункций гайморовых пазух), снизить количество осложненных форм болезни и долю тяжелых больных. Постоянная работа экспертов и обновление научно-практической программы обеспечили ее широкое внедрение в клиническую практику и позволили достичь существенных успехов в диагностике и терапии АР. Междисциплинарный подход к данному заболеванию с привлечением аллергологов, оториноларингологов и педиатров позволило сформировать единую позицию для контроля эффективного ведения детей с АР, предложить алгоритмы ведения больных АР на всех этапах наблюдения с учетом тяжести заболевания и коморбидности.

Нынешнее издание дополнено разделом «COVID-19 и аллергические заболевания». Вирус SARS-CoV-2 вызывает тяжелые острые респираторные синдромы с иммунопатологическими механизмами, что имеет значение для пациентов с аллергией. В самом начале пандемии новой коронавирусной инфекции было отмечено, что респираторные проявления аллергии могут обостряться или иметь высокий риск тяжелого течения COVID-19. Европейский форум по исследованиям и образованию в области аллергии и заболеваний дыхательных путей (EUFOREA) сообщил о том, что аллергические заболевания дыхательных путей могут быть фактором риска тяжелой инфекции COVID-19. Частота инфицирования и тяжесть течения COVID-19 усугубляется аллергическим воспалением верхних дыхательных путей. Данные литературы, опубликованные за последние два года, позволяют выделить различные факторы риска COVID-19 у больных аллергией. Так, атопический статус связан с более низким риском заражения SARS-CoV-2. Фенотип БА является сильным факторам, определяющим тяжесть заболевания при COVID-19. Низкие значения эозинофилов в крови рассматривается как неблагоприятный прогностический биомаркер тяжелого течения COVID-19. Низкое количество эозинофилов в крови, по-видимому, связано с истощением CD8+ Т-клеток и повышением Th17 у тяжелых пациентов с COVID-19 [11–13].

При подготовке РАДАР-2023 учитывали мнения специалистов, основанные на клинической практике и данных научных публикаций, систематических обзоров и результатов многоцентровых исследований. Достигнутый успех в диагностике и терапии детей с АР свидетельствует об эффективности отечественных рекомендаций, их высокой значимости для клинической практики. РАДАР – не клинические рекомендации и не стандарты лечения детей с АР. Это программа, в которой представлены новые данные, касающихся различных сторон этой проблемы, приведены различные опросники и шкалы, позволяющие объективизировать полученные результаты терапии различными специалистами, а также анализ современной литературы и согласительных документов по этой проблеме.

Литература

  1. Roberts G., Xatzipsalti M., Borrego L.M. et al. Paediatric rhinitis: position paper of the European Academy of Allergy and Clinical Immunology. Allergy. 2013;68:1102–16.
  2. Bousquet J., Khaltaev N., Cruz A.A. et al. Allergic rhinitis and its impact on asthma (ARIA) 2008 update (in collaboration with the World Health Organization, GA2 LEN and AllerGen). Allergy. 2008;63:8–160.
  3. Global Atlas of Allergic Rhinitis and Chronic Rhinosinusitis. Еds. C.A. Akdis, P.W. Hellings, I. Agache. Zurich, 2015. 422 p.
  4. Asher M.I., Montefort S., Björkstén B. et al. Worldwide time trends in the prevalence of symptoms of asthma, allergic rhinoconjunctivitis, and eczema in childhood: ISAAC Phases One and Three repeat multicountry cross-sectional surveys. Lancet. 2006;368:733–43.
  5. Камалтынова Е.М. Распространенность, клинико-аллергологическая характеристика аллергических заболеваний у детей г. Томска и Томской области: автореф. диcс. … д-ра мед. наук. Томск, 2013. 38 с.
  6. Глушко Е.В. Эпидемиология аллергических заболеваний у детей Ставропольского края: автореф. дисс. … канд. мед. наук. Ставрополь, 2009. 22 с.
  7. Григорьева В.В., Ханферян P.A., Сундатова Т.В. Распространенность аллергических заболеваний в Краснодарском крае. Кубанский научный медицинский вестник. 2006;3–4:23–7.
  8. Батожаргалова Б.Ц., Сабурова Т.В., Цыренов Ц.Б., Бишарова Г.И. Распространенность симптомов аллергических заболеваний у детей Агинского Бурятского автономного округа (по данным I фазы ISAAC). Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. 2006;6:12–5.
  9. Song Y., Wang M., Xie J. et al. Prevalence of allergic rhinitis among elementary and middle school students in Changsha city and its impact on quality of life. J. Laryngol. Otol. 2015;129(11):1108–14.
  10. Sterner T., Uldahl A., Svensson A. et al. The Southern Sweden Adolescent Allergy-Cohort: Prevalence of allergic diseases and cross-sectional associations with individual and social factors. J. Asthma. 2019;56(3):227–35.
  11. Wu D., Yang X.O. TH17 responses in cytokine storm of COVID‐19: an emerging target of JAK2 inhibitor Fedratinib. J. Microbiol. Immunol. Infect. 2020;53:368–70. doi:10.1016/j.jmii.2020.03.005.
  12. Jacobsen E.A., Zellner K.R., Colbert D., Lee N.A., Lee J.J. Eosinophils regulate dendritic cells and Th2 pulmonary immune responses following allergen provocation. J. Immunol. 2011;187:6059–68. doi:10.4049/jimmunol.1102299.
  13. Jesenak M., Banovcin P., Diamant Z. COVID‐19, chronic inflammatory respiratory diseases and eosinophils – Observations from reported clinical case series. Allergy. 2020;75:1819–22. doi:10.1111/all.14353.

В подготовке рубрики использованы материалы Министерства здравоохранения РФ, Правительства РФ, Роспотребнадзора, ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения, Национального медицинского исследовательского центра оториноларингологии ФМБА России, ТАСС, Федерального фонда ОМС.

Ближайшие мероприятия

Вебинар «Интегративная терапия патологий лимфоглоточного кольца»
07.09.2024
Вебинар "Интегративная терапия патологий лимфоглоточного кольца"
Москва
09.00-14.00 (МСК)
Очная школа-семинар «Инфекция и аллергия. Школа клинического мастерства. Поклонимся великим именам.»
21.09.2024
Очная школа-семинар "Инфекция и аллергия. Школа клинического мастерства. Поклонимся великим именам."
г. Иркутск, ул. Чкалова, 15, Отель «IRKUTSK CITY CENTER», ЗАЛ «ГРАНД КОРТЪЯРД»
09.30-14.00 (время местное UTC+8)
Вебинар «Интегративная терапия патологий лимфоглоточного кольца»
12.10.2024
Вебинар "Интегративная терапия патологий лимфоглоточного кольца"
ЮФО, Астрахань, Краснодар, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород, Тверь, Ярославль и др.
09.00-14.00 (МСК)
Очная школа-семинар «Инфекция и аллергия. Школа клинического мастерства. Поклонимся великим именам.»
19.10.2024
Очная школа-семинар "Инфекция и аллергия. Школа клинического мастерства. Поклонимся великим именам."
г. Киров, ул. Московская, д. 5, Арт-холл «Чарушин»
09.30-14.00 (время МСК)